Tag Archives: оксидативный стресс

Оксидативный стресс и энзиматическая система катаболизма альдегидов в митохондриях мышц иммобилизированных крыс пубертатного возраста

Амжад Хамдаллах1, В. В. Давыдов2, В. Н. Швец3

1Харьковский национальный университет им. В. Н. Каразина, Украина;
2ГУ «Институт охраны здоровья детей и подростков НАМН Украины», Харьков;
3Запорожский государственный медицинский университет, Украина;
e-mail: vaddavydov@mail.ru

Цель работы – выяснение особенностей проявления оксидативного стресса и состояния энзиматической системы утилизации эндогенных альдегидов в митохондриальной фракции скелетных (бедренных) мышц у крыс пубертатного возраста при иммобилизационном стрессе. Исследования показали, что у иммобилизированных крыс пубертатного возраста возникает разнонаправленный характер модуляции активности митохондриальных альдегиддегидрогеназ и альдегидредуктаз, что ограничивает возможность эффективного катаболизма карбонильных продуктов свободнорадикального окисления в мышцах. Подтверждением этого служит увеличение у животных уровня продуктов свободнорадикального окисления протеинов в митохондриях скелетных мышц. Показано, что на этапе полового созревания у крыс повышается чувствительность скелетных мышц к оксидативному стрессу за счет модуляции состояния в ней энзиматической системы утилизации эндогенных альдегидов в митохондриях.

Биофизические свойства мембран эритроцитов и механизмы взаимодействия с ненаркотическими анальгетиками при остром болевом синдроме

Ю. И. Губский1, Т. А. Бухтиарова1, А. Г. Горюшко1, Н. В. Литвинова1,
Г. И. Парамонова2, Т. Н. Курапова1, А. Н. Величко1, Л. П. Бабенко1

1ГУ «Институт фармакологии и токсикологии НАМН Украины», Киев;
2ГУ «Институт геронтологии им. Д. Ф. Чеботарева НАМН Украины», Киев;
e-mail: iurigala@ukr.net

Методами флуоресцентного зондирования и спектрофотометрии установлено изменение биофизических свойств – микровязкости, тягучести липидного бислоя, заряда поверхности и молекулярной организации липидно-протеинового матрикса мембран эритроцитов крыс при остром болевом синдроме – ноцицептивной боли воспалительного генеза. Изучены особенности физико-химических взаимодействий не­опиоидных анальгетиков (парацетамола, ацетилсалициловой кислоты, антипирина, кеторолака, пиродазола, кетопрофена, мефенамината натрия, индометацина, нимесулида) с мембранами эритроцитов интактных крыс и в условиях пероксидной модификации мембран, вызванной  острым болевым синдромом – ноцицептивной боли. Это может существенным образом влиять на фармакодинамику и фармакокинетику изу­чаемых анальгетиков и должно учитываться при поиске новых ФАС с анальгетическим действием.

Участие альдегидов в оксидативном стрессе в тимоцитах крысы in vitro

К. А. Токарчук, О. В. Зайцева

Институт биохимии им. А. В. Палладина НАН Украины, Киев;
e-mail: kate_tokarchuk@ukr.net

При развитии оксидативного стресса образуются липидные радикалы, трансформация которых приводит к формированию множества альдегидов, что и есть одним из факторов усиления постсинтетических модификаций протеинов и ДНК. Цель работы: исследовать роль альдегидов в формировании показателей оксидативного стресса в тимоцитах крысы in vitro. Для этого было использовано две модели: железоиндуцированный оксидативный стресс и инкубация экзогенных альдегидов с тимоцитами крысы.  Используя первую модель для индукции оксидативного стресса, суспензию тимоцитов (2×106 клеток/мл HBSS, рН 7,2) инкубировали 6 часов с раствором FeSO4 (20, 30, 40 мкМ) и аскорбиновой кислотой (100 мкМ). Показано увеличение общего содержания альдегидов в 29 раз (90 ± 6 нмоль/107 клеток; контроль 3,1 ± 0,3 нмоль/107 клеток), при этом уровень ТБК-активных продуктов увеличивается в 4,4 раза, а уровень СО-групп протеинов – в 10 раз. Уровень митохондриальной активности клеток уменьшается в 1,5 раза, а уровень низкомолекулярных SH-груп – в 2,3 раза. Использование раствора акцептора альдегидов димедона (200 мкМ) снижает уровень альдегидов в 3,7 раза, ТБК-активных продуктов в 1,6 раза, СО-групп протеи­нов в 5 раз, при этом митохондриальная активность увеличивается в 1,4 раза, а уровень SH-груп в 1,8 раза.  При применении другой модели суспензию тимоцитов (2×106/мл HBSS, рН 7,2) инкубировали 6 часов с экзогенными альдегидами: форм­альдегидом (ФА), глиоксалем (ГЛ) и метилглиоксалем (МГЛ) – в диапазоне концентраций от 50 до 600 мкМ, акролеи­ном (АКР) – 1–15 мкМ. Показано, что уровень ТБК-активных продуктов увеличивается для ФА в 1,3 раза, для остальных альдегидов – в 5–7 раз. Уровень СО-групп протеинов увеличивается для ФА в 3,7 раза, для МГЛ в 7 раз, для ГЛ в 13 раз, для АКР в 22 раза. Уровень SH-групп снижается для ФА в 1,5 раза, для МГЛ в 2,6 раза, для ГЛ в 3 раза, для АКР в 9 раз. Наблюдается снижение митохондриальной активности клеток приблизительно в 1,5 раза для всех альдегидов. Полученные результаты подтверждают непосредственное участие альдегидов в формировании показателей оксидативного стресса в тимоцитах крысы.